городской номер
+7 (843) 259-72-95
мобильный номер
+7 (987) 220-01-01
Задать вопрос
Купить
Продать
Обмен
Выкуп
Ипотечное кредитование
Правовая защита

Вопрос-ответ

Подскажите пожалуйста - нужно ли брать согласие органов опеки (роно) для того, чтобы выписать...
Читать ответ
Мы хотим купить квартиру в Казани, можно ли покупать ее с прописанными в ней несовершеннолетними...
Читать ответ
Сколько стоит 2х комнтная квартира в Ново-Савиновском районе Казани? Ленинградский...
Читать ответ
Смотреть все

Обобщение судебной практики

Агентство недвижимости > Купить квартиру > Проверка квартиры > Обобщение судебной практики

Источник: Авиастроительный районный суд г. Казани

ОБОБЩЕНИЕ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

ПО РАССМОТРЕНИЮ ГРАЖДАНСКИХ ДЕЛ О ПРИЗНАНИИ СДЕЛОК НЕДЕЙСТВИТЕЛЬНЫМИ

за первое полугодие 2012 года

При составлении обзора было проверено 25 гражданских дел по искам о признании сделок недействительными. Все поступившие гражданские дела были изучены. По 15 делам производство закончилось вынесением решений, а по 10 делам - вынесением определений:

1. О прекращении производства по делу в связи с отказом истцов от иска - 2 дела.

2. Об оставлении заявления без рассмотрения – 4 дел.

3. Об утверждении мирового соглашения - 3 дела.

4. О направлении дела по подсудности – 1 дело.

В кассационном порядке рассмотрено 8 дел. Из них по 7 делам решения оставлены без изменения, по одному делу решение отменено.

В соответствии с ГК РФ сделки могут быть как ничтожными, так и оспоримыми.

В силу ст. 166 ГК РФ основания недействительности сделки установлены данным Кодексом, следовательно, при рассмотрении в суде соответствующих требований о признании сделки недействительной должно быть установлено несоответствие заключенной сделки определенным требованиям.

В предмет доказывания по делам о признании сделки недействительной входит соблюдение следующих условий при заключении сделки: соответствие содержания сделки и ее правовых последствий законодательству; совершение сделки дееспособным лицом; соответствие волеизъявления лица его действительной воле; соответствие формы сделки той форме, которая установлена законом для данной сделки (нотариальная, простая письменная форма сделки; существование оснований для признания сделки недействительной (ст. ст. 162, 165, 168 - 179 ГК РФ), указанных в законе (мнимость, притворность сделки и др.).

При признании сделки мнимой требуется установить намерение сторон, при заключении притворной сделки - какая иная сделка прикрывается данной (ст. 170 ГК РФ).

Аналогичным образом определяются обстоятельства, подлежащие доказыванию при признании сделки недействительной по иным основаниям: в зависимости от заключенной сделки может устанавливаться размер причиненного ущерба.

Необходимые доказательства зависят от оснований признания сделки недействительной. Каждый вид недействительной сделки, каждое конкретное дело дополняют и конкретизируют совокупность подлежащих установлению фактов и доказательств. Следует отметить, что по делам о признании сделки недействительной действуют специальные правила о допустимости доказательств. В силу ст. 162 ГК РФ несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания. Вместе с тем стороны вправе приводить иные доказательства.

С введением института частной собственности недвижимость стала самым распространенным объектом гражданско-правовых сделок.

В статье 153 ГК сделки определены как «действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей».

Сделка представляет собой единство четырех элементов: субъектов - лиц, участвующих в сделке, субъективной стороны - единства воли и волеизъявления, формы и содержания. Порок любого или нескольких элементов сделки приводит к ее недействительности.

Недействительность сделки означает, что за этим действием не признается значение юридического факта, в связи, с чем недействительная сделка не может породить юридические последствия, которые стороны имели в виду при заключении сделки. Сделка, признанная в установленном законом порядке недействительной, порождает определенные правовые последствия.

Сделки с недвижимостью подлежат регистрации в случаях, предусмотренных ГК РФ. В отличие от нотариально удостоверения, которое может быть установлено соглашение сторон, обязательность государственной регистрации устанавливается только законом. Участники сделки не вправе установить или отменить обязательную государственную регистрацию в соответствии с условиями договора.

При этом судам следует обращать внимание на то, что если законом не установлена государственная регистрация данного вида договора, то он считается заключенным с момента подписания и не подлежит государственной регистрации даже по соглашению сторон.

Если же данный договор порождает возникновение права на недвижимость, то только возникшее право и должно быть зарегистрировано (выдано Свидетельство).

Приведем пример. З., действуя в своих интересах и интересах несовершеннолетнего З. обратилась в суд с иском к З. о признании частично недействительным договора о передаче жилого помещения в собственность граждан, признании права собственности на 2/3 доли в квартире, признании недействительным зарегистрированного права собственности, в обоснование исковых требований указав следующее. 16 августа 1997 года был зарегистрирован брак между ней и З.. От данного брака имеется сын – З. Администрацией Авиастроительного района города Казани был выдан ордер на право занятия квартиры, семьей З. в составе трех человек. 24 сентября 2003 года истица совместно с несовершеннолетним сыном прописалась в квартире. С 2006 года по 2008 год ответчик без ведома истицы зарегистрировал в квартире М., С., З., Ф., Б. 2 марта 2007 года истица с сыном, после уговоров ответчика, снялась в регистрации из спорной квартиры и зарегистрировалась по другому адресу. В связи с тем, что ответчик ввел истицу в заблуждение, она с сыном не смогла реализовать свое право на приватизацию жилого помещения. З. просила суд отменить зарегистрированное право собственности на квартиру. Признать за ней право собственности на 1/3 доли в праве собственности на эту квартиру. Признать за несовершеннолетним З. право собственности на 1/3 доли в праве собственности на квартиру. В дальнейшем истица уточнила исковые требования и просила суд признать недействительным зарегистрированное право собственности на квартиру за ответчиком З. Признать право собственности на ½ доли на квартиру за несовершеннолетним З. Признать частично недействительным договор на передачу жилого помещения в собственность граждан от 10 апреля 2007 года. Решением Авиастроительного районного суда города Казани исковые требования З., действующей в своих интересах и интересах несовершеннолетнего З. были удовлетворены. Признан частично недействительным договор приватизации жилого помещения – квартиры. Стороны приведены в первоначальное положение. Признано за несовершеннолетним З. право общей долевой собственности в порядке приватизации на жилое помещение – квартиру. Определены доли ответчика З. и несовершеннолетнего З. в праве собственности на квартиру в размере ½ за каждым. Признано недействительным зарегистрированное право собственности ответчика З. на квартиру. Решением суда установлено, что, вселение семьи З. в спорное жилое помещение было осуществлено на законных основаниях. 2 марта 2007 года, по просьбе ответчика, истица с сыном снялась с регистрации из спорной квартиры и зарегистрировалась по другому адресу. При этом истица с сыном продолжили проживать в спорном жилом помещении. Из пояснений сторон, данных в ходе судебного разбирательства, было установлено, что необходимость снятия истицы с несовершеннолетним ребенком с регистрации из спорной квартиры, ответчик аргументировал осуществлением перевода квартиры из нежилого помещения в жилое помещение. 2 июня 2007 года между МУ «Администрация Авиастроительного района ИКМО города Казани» и З. был заключен договор на передачу жилого помещения в собственность граждан, согласно которому в собственность З. было предоставлено жилое помещение общей площадью 50,46 кв.м.. При этом судом установлено, что в нарушение ст. 2 Закона «О приватизации жилищного фонда в РФ», договор приватизации был заключен без учета интересов несовершеннолетнего З., проживающего в данном жилом помещении и также обладающего правом приватизации спорного жилого помещения. Снятие с регистрации истицы и несовершеннолетнего З. носило формальный характер. В период отсутствия регистрации истица с сыном проживали по спорному адресу. Ответчик в судебном заседании с данными обстоятельствами согласился, исковые требования признал. Принимая во внимание изложенные выше обстоятельства, мнение представителя отдела по опеке и попечительству МУ «Администрация Авиастроительного и Ново-Савиновского районов ИКМО города Казани», а также то обстоятельство, что несовершеннолетние лица, проживающие совместно с нанимателем и являющиеся членами его семьи наравне с совершеннолетними пользователями вправе стать участниками общей собственности на эти помещения, суд счел, что исковые требования З. следует удовлетворить. Решение суда в апелляционном порядке не обжаловалось.

Недействительные сделки различаются в зависимости от того, требуется ли для ее признания недействительной решение суда либо сделка является недействительной независимо от такого решения. Первые сделки именуются оспоримыми, вторые - ничтожными.

К какой из групп отнести ту или иную недействительную сделку - определяется законом. В статье 168 ГК РФ указано, что все сделки, по общему правилу, являются ничтожными, а оспоримыми только в случаях, прямо предусмотренных законом.

Хочется отметить, что решением суда от 3 августа 2012 года было отказано в удовлетворении исковых требований Х к М, М, М о признании недействительным договора купли-продажи, при этом суд указал, что заявленный иск о признании недействительным договора купли-продажи 1\2 доли в праве общей долевой собственности на квартиру не может быть удовлетворен, вследствие отсутствия такого договора в природе.

Оспоримой является сделка недействительная в силу решения суда (п. 1 ст. 166 ГК РФ).

Согласно пункта 2 ст. 166 ГК РФ требование о признании оспоримой сделки недействительной может быть предъявлено не только заинтересованными лицами, но и любыми лицами, упомянутыми в гл. 3 - 5 Гражданского кодекса. Это значит, что такое требование может исходить и от дееспособных граждан, и от юридического лица, и от органов государства, и от органов местного самоуправления.

Сделка признается ничтожной в силу оснований, установленных Гражданским кодексом.

Ничтожная сделка изначально является недействительной, независимо от того, признает ли эту сделку недействительной суд.

В случае, когда закон не указывает конкретно, является ли данная сделка ничтожной или оспоримой, а говорится лишь о недействительности сделки, судам следует обращать внимание на то, имеется ли указание закона на признание сделки недействительной судом. При отсутствии такого указания сделка является ничтожной.

Так, Авиастроительным районным судом города Казани было рассмотрено гражданское дело по иску А. к обществу с ограниченной ответственностью КБ «Ренессанс Капитал» о признании недействительным условие кредитного договора, о применении последствий недействительности части сделки, о взыскании денежной суммы и компенсации морального вреда. А. обратилась в суд с иском к ООО КБ «Ренессанс Капитал», в обоснование исковых требований указав следующее. 9 апреля 2008 года между ней и ООО КБ « Ренессанс Капитал» был заключен кредитный договор, по условиям которого А. был предоставлен кредит в размере 80080 рублей под 1,25 процентов в месяц, сроком на 36 месяцев. По условиям кредитного договора истица обязалась выплатить ответчику ежемесячную комиссию за предоставление кредита в размере 1, 2 % от суммы кредита. Истица считает, что включение в договор условия об оплате комиссии за предоставление кредита нарушает её права потребителя. По расчету истицы, на настоящий момент истица выплатила ответчику комиссию по кредитному договору в размере 34 594 рублей 56 копеек. Условие кредитного договора о том, что кредитор взыскивает комиссии, не основано на законе и является нарушением её прав потребителя. Причиненный действиями ответчика моральный вред оценивается истицей в 44 674 рублей 56 копеек. В связи с обращением в суд, истица понесла расходы по оплате услуг представителя в размере 8000 рублей. А. просила суд признать недействительным условие кредитного договора от 9 апреля 2008 года, согласно которому с заемщика удерживается комиссия за представление кредита и комиссии за присоединение к программе страхования. Применить последствия недействительности части сделки и взыскать с ответчика денежные средства, уплаченные в виде комиссии за обслуживание кредита в размере 34 594 рублей 56 копеек, денежные средства в идее комиссии за соединение к программе страхования в сумме 10080 рублей 00 копеек, компенсацию морального вреда в размере 44 674 рублей 56 копеек и расходы по оплате услуг представителя в размере 8000 рублей, расходы по оформлению нотариальной доверенности в размере 700 рублей, почтовые расходы в размере 106 рублей 36 копеек., неустойку за невыполнение требований потребителя в размере 446 рублей74 копейки, проценты за пользование чужими денежными средствами: по комиссиям за обслуживание кредита- 2457 рублей65 копеек, по комиссии за присоединение к программе страхования в сумме 3051 рубль 51 копейка. Решением суда исковые требования А. были удовлетворены частично. Признан недействительным: ничтожным, пункт 2.8 кредитного договора, предусматривающий выплату комиссии за предоставление кредита в сумме 1, 2 % ежемесячно от размера кредита. Применены последствия недействительности ничтожной сделки: с ООО КБ «Ренессанс Капитал» в пользу А взыскана уплаченная комиссия в размере 34594 рубля 56 копеек. С ООО КБ «Ренессанс Капитал» в пользу А., в счет компенсации морального вреда взыскана 1000 рублей, расходы на представителя в размере 5000 рублей, проценты за пользование чужими денежными средствами в размере 4000 рублей. Суд установил, что пункт 2.8 кредитного договора, заключенного между А и ООО КБ «Ренессанс Капитал», предусматривающий выплату ежемесячной комиссии, не соответствует действующему законодательству. Данное условие договора кредитования признано недействительным: ничтожным. Поскольку судом признано ничтожным условие сделки по кредитованию в части оплаты комиссии, в пользу А. взыскана уплаченная комиссия в размере 34 594 рублей 56 копеек.

Приводя практику рассмотрения гражданских дел обозначенной категории, хочется отметить следующее. К. обратился в суд с иском к С., действующей в интересах несовершеннолетнего К. о признании договора купли-продажи частично недействительным, прекращении права собственности, признании права собственности, в обоснование исковых требований указав следующее. Он в период с октября 1994 года по декабрь 1998 года сожительствовал с С. 23 декабря 1995 года у С. родился сын и ответчица убедила его, что он является отцом ребёнка. С заявлением об установлении отцовства в отношении С.Е. и об его усыновлении в органы ЗАГСа истец не обращался. В июле 2001 года С. уговорила его подарить, как он считал сыну, ¼ доли в принадлежащей ему квартире. Данный договор был оформлен и зарегистрирован 23 июля 2001 года у нотариуса. Летом 2008 года истец решил продать квартиру. Однако, при подготовке документов орган опеки и попечительства обязал истца, чтобы он внёс в число собственников будущего приобретаемого жилья своего несовершеннолетнего сына К.Е.. Будучи введённым в заблуждение относительно родства с К.Е. и считая его своим сыном, истец 7 октября 2008 года оформил договор купли-продажи другой квартиры, согласно которому истцу переходили 1/8 доли в праве собственности, а остальные 7/8 долей переходили в собственность К.Е.. Решением Вахитовского районного суда г.Казани было установлено, что его подпись в заявлении об отцовстве была подделана, а К.Е. не является его ребёнком. Сделка по дарению доли в праве собственности согласно договору от 23 июля 2001 года была совершена под влиянием обмана и заблуждения, в договоре чётко указано, что он производит дарение своему сыну. Чужому человеку он не стал бы дарить своё недвижимое имущество. Истец просил суд признать незаконным договор купли-продажи квартиры, заключенный между Х., действующей в интересах несовершеннолетней дочери К.. с одной стороны и К., С., действующей в интересах несовершеннолетнего сына К.Е., в части признания по договору права собственности за К.Е. на 7/8 долей квартиры. Признать К.Е. утратившим права собственности на 7/8 долей квартиры. Признать незаконной государственную регистрацию права на 7/8 долей в квартире. Признать право собственности в целом без каких-либо обременений на квартиру за ним. В ходе судебного разбирательства истец в письменном виде уточнил основания исковых требований, указав следующее. Сведения о том, что рукописный текст в договоре дарения от 23 июня 2001 года, а также подпись в данном договоре исполнены не им, а другим лицом, свидетельствуют о том, что договор дарения заключался не истцом, не соответствует его, как собственника, действительной воле и был направлен на прекращение у него права собственности на ¼ доли в квартире. Следовательно, сделка была направлена на принудительное лишение его конституционного права на охрану частной собственности, в связи с чем такие сделки являются совершёнными с целью, противной основам правопорядка и соответственно ничтожными. Так как недействительная сделка не влечёт юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с её недействительностью, и недействительна с момента её совершения, право собственности у К.Е. на ¼ доли в квартире не возникло. Оспариваемый договор купли-продажи от 7 октября 2008 года является недействительной сделкой, поскольку был совершён под влиянием обмана. Его воля при совершении договора купли-продажи была сформирована под воздествием ложной информации, недобросовестно предоставленной ответчицей. Условие об обязательном одновременном приобретении в собственность К.Е. 7/8 долей в приобретаемой квартире было основано на представленном С. подложном договоре дарения. О том, что С. обманула его, ему стало известно после ознакомления с заключением эксперта Государственного учреждения «Средне-Волжский региональный центр судебной экспертизы» Министерства юстиции РФ, а также после ознакомления с заключением эксперта Государственного клинического учреждения здравоохранения Республики Татарстан, которые были проведены в рамках гражданского дела об оспаривании отцовства. Представитель ответчицы С., действующей в интересах несовершеннолетнего ребёнка К.Е., в судебном заседании исковые требования не признала, заявив о пропуске истцом срока исковой давности об оспаривании договора дарения от 23 июля 2001 года и договора купли-продажи квартиры от 7 октября 2008 года. В обоснование своих доводов представитель ответчицы пояснила, что ответчица не скрывала от истца то обстоятельство, что К.Е. не является его ребёнком. Данный ребёнок был рождён в тот период, когда ответчица состояла в браке с другим человеком. Кто подписал договор дарения от 23 июля 2001 года, ей неизвестно, однако К. заверил её, что дарение произвёл. Договор дарения был заключен после того, как она в целях погашения долга К. по его просьбе продала принадлежащую ей квартиру. В 2008 году К. потребовались денежные средства, с этой целью он решил продать квартиру и приобрести жилье по более дешёвой цене. Об имеющимся договоре дарения ему было известно. Данное обстоятельство с достоверностью подтверждается тем, что 21 июля 2008 года К. лично подал в Управление Россреестра по РТ заявление о регистрации договора дарения от 23 июля 2001 года. Данное заявление имеется в Деле правоустанавливающих документов на объект недвижимости. Таким образом, истец узнал о существовании договора дарения не позднее 21 июля 2008 года. В суд с исковыми требованиями истец обратился 9 ноября 2011 года. Пропуск срока является значительным. Также истцом пропущен годичный срок исковой давности об оспаривании договора купли-продажи от 7 октября 2008 года. Решением Авиастроительного районного суда города Казани в удовлетворении исковых требований К. к С., действующей в интересах несовершеннолетнего К.Е. о признании договора купли-продажи частично недействительным, прекращении права собственности, признании права собственности было отказано в связи с пропуском срока исковой давности. Решением суда установлено, что К. пропущен срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий её недействительности. Согласно п.2 ст. 181 Гражданского Кодекса РФ, срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий её недействительности составляет 1 год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда истец узнал или должен был узнать об обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной. Истец просит признать договор купли-продажи от 7 октября 2008 года недействительной сделкой, совершённой под влиянием обмана. Доводы истца о том, что данная сделка была совершена под влиянием обмана, связанного с тем обстоятельством, что К.Е. не является его сыном, суд находит необоснованными. Включение несовершеннолетнего К.Е. в состав сособственников спорной квартиры было обусловлено не этим обстоятельством, а тем, что К.Е. является несовершеннолетним и имелось распоряжение органа опеки и попечительства о распределении долей в пользу несовершеннолетнего ребёнка, без которого не могла состояться сделка по купле-продаже квартиры. Истец сам выразил своё волеизъявление на заключение данных сделок, подписав договора купли-продажи. Доводы истца о том, что указанная сделка была совершена под воздействием ничтожного договора дарения ¼ доли в праве собственности, заключенного в 2004 году, суд также находит необоснованными по следующим обстоятельствам. Из дела правоустанавливающих документов на жилое помещение следует, что 21 июля 2008 года К. лично обратился с заявлением в Управление Федеральной регистрационной службы по Республике Татарстан о регистрации договора дарения доли квартиры от 23 июля 2001 года и об ускорении государственной регистрации данного договора. При этом в Управление Федеральной регистрационной службы по Республике Татарстан был представлен сам договор, о чём получена на руки расписка о принятии документов на государственную регистрацию. Истец в судебном заседании подтвердил факт обращения его с данным заявлением и факт своей подписи на заявлении. Таким образом, на тот период истцу было достоверно известно о наличии договора дарения от 23 июля 2001 года. Доказательства того, что в тот период истец находился в болезненном состоянии, не мог понимать значения своих действий, со стороны истца суду не представлены. Судом было установлено, что ко времени подписания, последующей государственной регистрации оспариваемого истцом договора купли-продажи квартиры от 7 октября 2008 года истцу было достоверно известно об имеющимся договоре дарения, кроме того, из материалов дела следует, что истец сам предъявил на государственную регистрацию договор дарения. При этом истец не мог не знать, что он не заключал данный договор. Доказательства обратного со стороны истца суду не представлены. Суд указал, что истцом значительно пропущен годичный срок исковой давности, предусмотренный для оспаривания по мотиву недействительности (совершения под влиянием обмана, заблуждения) договора купли-продажи от 7 октября 2008 года. Государственная регистрация договора совершена 6 ноября 2008 года, в суд истец обратился 9 ноября 2011 года.

Оспоримая сделка может быть признана судом недействительной в течение одного года со дня, когда лицо узнало или должно было узнать об обстоятельствах, являющихся основанием недействительности сделки. Это общий порядок начала течения срока исковой давности. Для сделок, совершенных под влиянием насилия или угрозы, закон устанавливает специальный порядок исчисления срока исковой давности, его течение начинается со дня, когда прекратилось действие насилия или угрозы (п. 2 ст. 181 ГК РФ). В пределах того же срока может быть заявлено и требование о применении последствий недействительности оспоримой сделки.

Поскольку ничтожная сделка недействительна и без признания этого факта судом, то законодатель устанавливает только срок исковой давности для предъявления требования о применении последствий недействительности ничтожной сделки. Срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки. Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год.

Следует также отметить, что решением Авиастроительного районного суда города Казани было отказано в удовлетворении исковых требований Е, С. к С. о признании сделки договора дарения и зарегистрированного права собственности за С. на жилой дом, недействительным, признании недействительной доверенности, выданной Е. на имя Г. и снятии с регистрационного учёта. Истицы просили суд признать недействительной сделку договора дарения от 17.08.2006 года, зарегистрированного УФРС по РТ 21.02.2007 года, жилого дома. Прекратить зарегистрированное за С. право собственности на жилой дом. Признать недействительной доверенность, выданную на имя Г. от 26.07.2006 года. Снять с регистрационного учёта С. из жилого дома. Судом установлено, что 20.11. 2008 года истицей С. было получено свидетельство о праве собственности по завещанию, и она должна была знать, что дом принадлежит ответчице, иск подан 04.07.2011 года, т.е. по истечении срока исковой давности, установленной частью 2 статьи 181 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Приводя практику рассмотрения Авиастроительным районным судом города Казани гражданских дел о признании сделок недействительными, следует отметить следующее. Х. обратился в суд с иском к А. о признании завещания недействительным, в обоснование исковых требований указав следующее. Стороны являются долевыми собственниками жилого дома. Данный дом и расположенный под ним земельный участок принадлежали отцу истца Х.Х. на основании договора бессрочного пользования № 338 и соглашения. В 1998 году отец истца заболел, а 14 июля 1998 года составил завещание, согласно которому завещал ½ долю дома ответчице. 18 июля 1998 года Х.Х. умер. Истец просит признать завещание от 14 июля 1998 года, составленное Х.Х., недействительным, определить доли в наследуемом домовладении по ½ доли за сторонами. Представитель ответчицы в судебном заседании иск не признал. Заявил о пропуске истцом срока исковой давности, поскольку истец узнал о завещании в 1999 году. Судом установлено, что 27 января 1999 года ответчице выдано свидетельство о праве на наследство по завещанию от 14 июля 1998 года на ½ долю жилого дома, а также на ¼ долю дома по закону. Истцу также выдано свидетельство о праве на наследство по закону на ¼ долю указанного дома. В судебном заседании истец заявил о том, что он не знал о существовании завещания, а узнал о нем лишь в 2010 году в суде при разделе жилого дома и земельного участка. Суд указал, что завещание является оспоримой сделкой. Срок давности по оспоримой сделке составляет один год с момента, когда истец узнал о завещании. Представителем ответчика заявлено о применении срока исковой давности. Срок оспаривания завещания истцом пропущен. Истец не представил доказательств, подтверждающих уважительность причин пропуска срока исковой давности. Решением Авиастроительного районного суда города Казани в удовлетворении исковых требования Х. к А. о признании завещания недействительным было отказано. Определением Апелляционной инстанции Верховного Суда Республики Татарстан решение районного суда было оставлено без изменения и вступило в законную силу.

По результатам проведения обобщения хочется отметить следующее. Суду следует учитывать, что при рассмотрении дел по имущественным спорам при цене иска, не превышающей 50000 рублей на день подачи заявления в соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 23 ГПК РФ рассматриваются мировыми судьями в качестве суда первой инстанции.

В соответствии со ст. 24 ГПК РФ районные суды (городские) рассматривают в качестве суда первой инстанции имущественные споры при цене иска, превышающего 50000 рублей.

Сделка может быть признана судом недействительной, если она является мнимой или притворной (ст. 170 ГК РФ).

Статья 170 Гражданского кодекса РФ раскрывает понятия мнимой и притворной сделки, а также последствия их совершения.

Мнимая и притворная сделки весьма сходны по основаниям их недействительности: в обоих случаях волеизъявление не совпадает с действительной волей сторон.

Законодатель определяет мнимую сделку как сделку, совершенную лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, а притворную сделку - как сделку, совершенную с целью прикрыть другую сделку. Поскольку как в случае мнимой, так и в случае притворной сделки целью сторон обычно является достижение определенных правовых последствий, возникает вопрос о правильном разграничении этих видов сделок.

При признании мнимой сделки недействительной, судам следует обращать внимание на то, что при совершении мнимой сделки воля сторон не направлена на достижение каких бы то ни было гражданско-правовых отношений между сторонами сделки и целью сторон является возникновение правовых последствий для каждой или, что более часто встречается в практике, для одной из них в отношении третьих лиц (например, мнимое дарение имущества должником с целью не допустить описи или ареста этого имущества).

Последствием мнимой сделки является двусторонняя реституция и возмещение неполученных доходов с момента предоставления исполнения по сделке (п. 2 ст. 167, ст. 1107 ГК). Наличие при совершении мнимой сделки цели, заведомо противной основам правопорядка и нравственности, превращает ее в сделку, предусмотренную ст. 169 ГК, с соответствующими последствиями.

В связи с этим отметим следующий пример. Товарищества собственников жилья обратилось в суд с иском к индивидуальному предпринимателю Ш, М о признании сделки мнимой, применении последствий недействительности сделки, в обоснование исковых требований указав следующее. 26 мая 2011 года в отношении Ш и ИП Ш вынесено решение Авиастроительного районного суда г.Казани о частичном удовлетворении иска: взыскании в пользу ТСЖ задолженности по эксплуатационным и коммунальным услугам в сумме 42391 руб. 43 коп.. Определением коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Татарстан от 14 июля 2011 года данное решение изменено - иск удовлетворён полностью, с должника взыскан долг на общую сумму 67788, 7 рублей. В августе 2011 года исполнительный лист о взыскании указанного долга взыскателем был предъявлен в Службу судебных приставов-исполнителей Авиастроительного района г.Казани для принудительного взыскания долга. Спустя два месяца 21 октября 2011 года после настойчивых требований ТСЖ о принятии мер по исполнению судебного решения, службой судебных приставов было вынесено постановление о запрете регистрационных действий в отношении недвижимого имущества, принадлежащего должнику Ш., а именно нежилых помещений первого этажа №№ 30-39, цокольного этажа №№ 12, 12 «а», 12 «б», 13, 13 «а», 13 «б», 14, 14 «а», 14 «б», расположенных в городе Казани. Данное постановление Управлением Росреестра по РТ исполнено 26 октября 2011 года, однако было сообщено, что данное имущество с 10 октября 2011 года зарегистрировано за М., являющейся дочерью Ш. Истец полагает, что сделка по переходу права собственности на недвижимое имущество совершена Ш. исключительно в целях избежать ответственности по оплате взысканных решением суда коммунальных и эксплуатационных услуг. Сделка совершена по формальным основаниям, с ближайшим родственником, для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия для приобретения помещения. Истец просил привести стороны по мнимой сделке между Ш. и М. в первоначальное положение: недвижимое имущество, в виде нежилых помещений № 30-39 на 1 этаже и №№ 12, 12 «а», 12 «б», 13, 13 «а», 13 «б», 14, 14 «а», 14 «б» на цокольном этаже считать принадлежащим Ш. В ходе судебного разбирательства представитель истца уточнил исковые требования: также просил применить последствия недействительности сделки и признать недействительным зарегистрированное право собственности М. на спорное недвижимое имущество. Решением Авиастроительного районного суда города Казани в удовлетворении исковых требований Товарищества собственников жилья к индивидуальному предпринимателю Ш., М. о признании сделки мнимой, применении последствий недействительности сделки было отказано. В решении суд указал, что договор купли-продажи спорных нежилых помещений заключен между индивидуальным предпринимателем Ш. и М. в письменной форме, содержит в себе все условия, предусмотренные законом для договора купли-продажи, прошёл государственную регистрацию. То обстоятельство, что М. является дочерью Ш., не может служить основанием для признания данной сделки мнимой. В соответствии с положениями действующего гражданского законодательства, граждане свободны в заключении договора. В своём исковом заявлении истец ссылался на то обстоятельство, что сделка была заключена с целью уклонения ИП Ш. от исполнения обязанности уплатить задолженность по коммунальным и эксплуатационным услугам. Суд счел, что указанные обстоятельства также не могут являться бесспорным основанием для признания сделки мнимой и удовлетворения исковых требований. Спорные объекты недвижимости не являлись предметом гражданско-правового спора между истцом и ответчицей индивидуальным предпринимателем Ш., стоимость объектов недвижимости явно несоразмерна цене иска о взыскании с индивидуального предпринимателя Ш. задолженности по оплате эксплуатационных и коммунальных услуг. Кроме данных обстоятельств, суд учел то, что сделка была заключена и зарегистрирована до вынесения судебным приставом-исполнителем постановления о запрете регистрационных действий. Суд пришел к выводу, что со стороны истца не представлены бесспорные доказательства того, что заключенная между индивидуальным предпринимателем Ш. и М. 19 сентября 2011 года сделка являлась мнимой. Апелляционным определением Верховного Суда Российской Федерации решение было оставлено без изменения и вступило в законную силу.

Понятие притворной сделки закреплено в п. 2 ст. 170 ГК РФ. Притворная сделка - это сделка, которая совершена с целью, прикрыть другую сделку.

При совершении притворной сделки воля сторон направлена на установление между сторонами сделки гражданско-правовых отношений, но иных по сравнению с выраженными в волеизъявлении сторон (например, заключение договора купли-продажи недвижимого имущества с обязательством обратной продажи через определенный срок, прикрывающего договор о залоге в обеспечение возврата займа, с целью избежать судебной процедуры обращения взыскания на заложенное имущество). В притворной сделке также отсутствует основание - стороны стремятся достигнуть отнюдь не того правового результата, который должен возникнуть из совершаемой сделки. Поскольку притворная сделка не имеет основания, она недействительна.

Ничтожность притворной сделки не вызывает правовых последствий, предусмотренных п. 2 ст. 167 ГК. В соответствии с п. 2 статьи 170 к сделке, которую стороны действительно имели в виду, применяются относящиеся к ней правила.

Сделка, совершенная недееспособным гражданином, является ничтожной (статья 171 ГК РФ).

В этой связи хочется отметить следующее. К., действуя в интересах недееспособной Ч. обратилась в суд с иском к Т о признании недействительным договора дарения жилого дома и земельного участка. В обоснование исковых требований истица указала, что по договору дарения от 25 ноября 2003 года Ч. подарила жилой дом и земельный участок, племяннице истицы. На дату составления договора дарения Ч. состояла на диспансерном учете с диагнозами: гипертоническая болезнь, хроническая ишемия головного мозга, церебральный атеросклероз. Решением Авиастроительного районного суда города Казани Ч признана недееспособной. Распоряжением Главы администрации Авиастроительного и Ново-Савиновского районов города Казани истица назначена опекуном Ч. Поскольку Ч. не могла понимать значение своих действий и руководить ими, просит признать договор дарения жилого дома и земельного участка, недействительным. По делу проведена судебная психолого-психиатрическая экспертиза в отношении Ч. Согласно заключению экспертов Ч. на момент составления оспариваемого договора дарения понимала значение своих действий и могла руководить ими. Суд указал на отсутствие оснований не доверять заключению экспертов. Судом доводы истицы о том, что Ч. на момент совершения сделки не могла понимать значение своих действий, были отклонены. Оценив собранные по делу доказательства в совокупности, суд пришел к выводу, что Ч. в момент совершения договора дарения понимала значение своих действий и могла руководить ими. Как собственник имущества, Ч. была вправе распорядиться принадлежащим ей имуществом. С выводами районного суда согласилась судебная коллегия Верховного Суда Республики Татарстан.

Применение правил о ничтожных сделках, предусмотренных статьей 171 ГК РФ, требует наличия специального субъекта - гражданина, признанного судом недееспособным вследствие психического расстройства (ст. 29 ГК). Основанием недействительности этих сделок является отсутствие у их субъектов дееспособности, необходимой для совершения сделки. Ничтожными являются все совершенные недееспособным сделки.

Приводя практику суда хочется отметить следующее. С. обратился в суд с иском к К. о признании договора купли-продажи квартиры недействительным, применении последствий недействительности сделки, в обоснование исковых требований указав следующее. 25 сентября 2011 года умерла его супруга С.А.. 22 сентября 2007 года между истцом, его женой и их дочерью К. был заключен договор купли - продажи квартиры. С 1990 года С.А. страдала сахарным диабетом 2 типа, имела иные сопутствующие сахарному диабету заболевания. Данные заболевания оказывали влияние на сосуды головного мозга, что вело к неспособности С.А. понимать значение своих действий и руководить ими. 22 сентября 2007 года, в день подписания договора купли-продажи, из-за переживаний по поводу продажи квартиры по дороге в регистрационную палату у С.А. случился приступ гипогликемии. В таком состоянии С.А. была оформлена сделка по продаже квартиры. Истец считает, что при подписании договора купли - продажи его супруга была не способна понимать значение своих действий и руководить ими. При жизни С.А. обращалась в суд с иском о признании договора купли –продажи квартиры недействительным, однако в связи с её смертью производство по делу было прекращено. При обстоятельствах, когда доля в праве собственности на квартиру, принадлежащая С.А. была передана в собственность ответчице К. по недействительной сделке истец, как участник долевой собственности, должен был предоставить С.А. преимущественное право покупки принадлежащей ему доли указанной квартиры. В последующем ответчица оформила в АКБ «Абсолют Банк» кредит в размере 1000000 рублей, предоставив в качестве залога приобретенную квартиру. С. просил суд признать договор купли-продажи квартиры, заключенный 22 сентября 2007 года между ним и С.А., с одной стороны и К. с другой стороны недействительным, применить последствия недействительности сделки. Решением суда в удовлетворении исковых требований С к К. о признании сделки недействительной, применении последствий недействительности сделки было отказано. При этом судом было установлено следующее. 22 сентября 2007 года между С, С.А. и Кирилловой И.А. был заключен договор купли- продажи квартиры. 11 июля 2008 года между Закрытым акционерным обществом АКБ «Абсолют Банк» и К. был заключен кредитный договор, по которому К. был предоставлен кредит на потребительские цели в размере 1250000 рублей под 13,5 процентов годовых сроком погашения до 11 июля 2019 года. В качестве обеспечения обязательств по кредитному договору 11 июля 2008 года между сторонами был заключен договор залога, по которому К. в счёт обеспечения своих обязательств по кредитному договору передала в залог банку недвижимое имущество: приобретенную ею однокомнатную квартиру. Решением Авиастроительного районного суда города Казани от 21 марта 2011 года, были частично удовлетворены исковые требования Закрытого акционерного общества АКБ «Абсолют Банк». С К. в пользу ЗАО АКБ «Абсолют Банк» взыскана задолженность по кредитному договору от 11 июля 2008 года в размере 1345988 рублей 90 копеек. Обращено взыскание на предмет залога- квартиру. Определен способ реализации квартиры путём продажи на публичных торгах, установив начальную продажную стоимость, с которой начинаются торги, в размере 1568000 рублей. Сумму, вырученную от реализации недвижимого имущества направить в пользу ЗАО АКБ «Абсолют банк» в счёт погашения задолженности по кредитному договору от 11 июля 2008 года. В обоснование исковых требований истец указывает на то, что его супруга С.А. в момент совершения оспариваемой сделки 22 сентября 2007 года не могла понимать значение своих действий и руководить ими. В рамках настоящего гражданского дела, по ходатайству истца, судом была назначена посмертная комплексная судебная психиатрическая экспертиза с привлечением специалиста эндокринолога. Производство экспертизы было поручено экспертам Государственного учреждения здравоохранения «Республиканская Психиатрическая больница им. академика В.М.Бехтерева Министерства здравоохранения РТ». Согласно заключению посмертной судебно-психиатрической экспертизы, С., 1930 года рождения, во время подписания договора купли-продажи квартиры от 22 сентября 2007 года психическим расстройством не страдала. Могла понимать значение своих действий и руководить ими. Суд пришел к выводу об отсутствии доказательств того, что С.А. в момент подписания договора купли-продажи квартиры от 22 сентября 2007 года находилась в таком состоянии, когда она не была способна понимать значение своих действий и руководить ими. Следовательно, отсутствуют основания для признания оспариваемой сделки недействительной по основаниям ч. 1 ст. 177 ГК РФ. Кроме этого, удовлетворение иска привело бы к нарушению законных прав и интересов третьего лица по делу ЗАО АКБ «Абсолют Банк», как залогодержателя. Решение суда в апелляционном порядке обжаловано не было.

Дела о применении последствий недействительности ничтожной сделки, совершенной гражданином, признанным недееспособным на изучение не поступали.

Из пункта 1 статьи 177 ГК РФ следует, что сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по иску этого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения.

Необходимым условием действительности сделки является соответствие волеизъявления воле лица, совершающего сделку. Отсюда нельзя считать действительными сделки, совершенные гражданином в состоянии, когда он не сознавал окружающей его обстановки, не отдавал отчета в совершаемых действиях и не мог руководить ими. Причина таких состояний может быть самой разной: от заболевания и алкогольного (наркотического) опьянения до состояния сильного душевного волнения, вызванного какими-либо событиями либо действиями.

Сделка, совершенная гражданином, не способным понимать значение своих действий и руководить ими является оспоримой. Требование о признании сделки недействительной может быть предъявлено как самим гражданином, находившимся в таком состоянии, так и иным лицом, чьи права были нарушены совершением сделки.

Для того чтобы признать недействительной сделку по основанию, предусмотренному п. 1 ст. 177 ГК РФ суду необходимо установить наличие хотя бы одного из двух фактов имеющих место именно в момент совершения сделки:

а) невозможность понимания гражданином значения своих действий;

б) невозможность гражданина руководить своими действиями.

В пункте 2 ст. 177 ГК РФ указано, что сделка, совершенная гражданином, впоследствии признанным недееспособным, может быть признана судом недействительной по иску его опекуна, если доказано, что в момент совершения сделки гражданин не был способен понимать значение своих действий или руководить ими.

Факт признания впоследствии гражданина, совершившего сделку, недееспособным является одной из предпосылок, необходимых для признания совершенной сделки недействительной. Однако в этом случае суду необходимо установить, факт его болезненного состояния уже в момент совершения сделки.

В практике встречаются случаи оспаривания по этому основанию завещаний, составленных наследодателем в период, когда он страдал каким-либо заболеванием. При этом, наличие такого заболевания, даже психического расстройства, не является основанием для признания завещания недействительным. Необходимо, чтобы сторона, оспаривающая завещание, доказала, что завещатель в момент составления завещания не понимал значения своих действий или не мог руководить ими. При этом суду следует принимать во внимание всю совокупность обстоятельств дела, в том числе и то, в какой мере составленное завещание соответствует действительной воле завещателя с учетом всех установленных судом фактов.

В этой связи хочется отметить следующее: А., З., обратились в суд с исковыми требованиями к А. о признании завещания недействительным, применении последствий недействительности сделки, в обоснование исковых требований указав следующее. 5 июля 2011 года умер их отец З.. После смерти отца осталось наследственное имущество, в том числе жилой дом. Наследниками по закону являются дочери наследодателя: истицы и ответчица. При обращении к нотариусу они узнали, что 15 октября 2006 года от имени умершего З. было составлено завещание на имя ответчицы. До того, как отец заболел, он постоянно говорил, что всё имущество, оставшееся после его смерти, он желает поделить в равных долях между всеми дочерями. Неадекватное поведение отца заставило их в начале октября 2006 года обратиться в суд с заявлением о признании З. недееспособным. Решением Авиастроительного районного суда города Казани З. был признан недееспособным. Ответчица, заранее зная о неадекватном поведении отца, воспользовавшись его болезненным состоянием, фактически заставила отца составить завещание только на неё, лишив их права на наследство. Истцы просили: в виду ничтожности сделки, составленного завещания недееспособным З., применить последствия ей недействительности. В ходе судебного разбирательства представитель истца уточнил исковые требования и просил признать завещание от 15 октября 2006 года, составленное З., недействительным на основании статьи 177 Гражданского Кодекса РФ, так как З. в момент составления завещания не мог понимать значение своих действий и руководить ими. Решением Авиастроительного районного суда города Казани в удовлетворении исковых требований А. и З. к А. о признании завещания недействительным, применении последствий недействительности сделки было отказано. При этом судом, в рамках данного судебного разбирательства судом была назначена повторная посмертная судебно-психиатрическая экспертиза, которая была поручена Федеральному государственному бюджетному учреждению «Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии имени В.П. Сербского» Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации в г. Москве. Экспертная комиссия пришла к заключению, что у З. на момент составления завещания 15 октября 2006 года обнаруживалось органическое расстройство личности в связи с сосудистым заболеванием головного мозга. Однако, отсутствие достаточных объективных сведений в представленной медицинской документации, в материалах гражданского дела о психическом состоянии З. на момент составления завещания 15 октября 2006 года не позволило категорично оценить степень изменений психики З. и ответить на вопрос, мог ли он понимать значение своих действий и руководить ими в юридически значимый период (15 октября 2006 года). В ходе судебного разбирательства были допрошены в свидетели, которые длительное время являлись соседями умершего З. и хорошо его знали. Указанные свидетели последовательно пояснили, что З. в 2006 году был адекватен, они часто его видели, он узнавал соседей, понимал, о чём они разговаривали; каких-либо странностей в его поведении не наблюдали. Со стороны истцов суду не были представлены доказательства, опровергающие показания вышеуказанных свидетелей. Со своей стороны истицы не заявили ходатайство о допросе свидетелей. Оценив все имеющиеся по делу доказательства в совокупности, суд пришел к выводу о недоказанности доводов истиц о том, что во время составления завещания 15 октября 2006 года З. не мог понимать значения своих действий и руководить ими. Счел заключение Федерального государственного бюджетного учреждения «Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии имени В.П. Сербского» Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации правильным и мотивированным и положил его в основу при разрешении гражданско-правового спора. Определением апелляционной инстанции решение суда было оставлено без изменения и вступило в законную силу.

Пункт 1 статьи 179 ГК РФ предусматривает возможность признания недействительной сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя одной стороны с другой стороной или стечения тяжелых обстоятельств.

В этой связи следует отметить, что С. обратился в суд с иском к С о признании действий по составлению завещания, совершенные С. совершенными в связи со стечением тяжелых жизненных обстоятельств. Определением суда исковое заявление С. было оставлено без рассмотрения. Суд указал что, в соответствии с частью 1 статьи 179 ГК РФ, иск может быть подан потерпевшим, другой стороной сделки. С. не является стороной сделки и, не наделен стороной сделки, полномочиями на предъявление иска. При этом судом было разъяснено, что после устранения обстоятельств, послуживших основанием для оставления заявления без рассмотрения, заинтересованное лицо вправе вновь обратиться в суд заявлением в общем порядке.

Также следует привести следующий пример. Авиастроительным районным судом города Казани рассмотрено гражданское дело по иску Р. к Г., Г. о признании договора дарения недействительным, применении последствий недействительности сделки. Истица Р. обратилась в суд с исковыми требованиями к ответчикам о признании договора дарения недействительным, в обоснование исковых требований указав следующее. Она является дочерью ответчика Г., 1929 года рождения. Согласно свидетельству о государственной регистрации права, он является собственником жилого дома. В сентябре 2011 года Г. и его супруга Г. подали в Авиастроительный районный суд г.Казани исковое заявление о вселении, из которого она узнала, что её отец Г. женат на ответчице Г. и согласно договору дарения от 28 июля 2011 года подарил ей ½ долю жилого дома и земельного участка. Отец истицы не проходил военную службу в связи с психическим заболеванием. В период заключения договора дарения у него случались приступы потери памяти и сознания. При наличии таких обстоятельств Г. не мог в полном объёме осознавать суть своих действий и руководить ими. Истица просила признать сделку дарения ½ доли в праве общей долевой собственности на жилой дом и земельный участок от 28 июля 2011 года недействительной в виду того, что в момент заключения указанного договора дарения Г. находился в таком состоянии, когда не был способен понимать значение своих действий, руководить ими и осознавать последствия подписания им данного договора дарения. Применить последствия недействительности сделки. Признать недействительным свидетельство о государственной регистрации права от 20 августа 2011 года 1\2 доли права в общей долевой собственности на жилой дом и земельный участок, за Г. Решением Авиастроительного районного суда города Казани в удовлетворении исковых требований Р. к Г., Г., о признании договора дарения недействительным, применении последствий недействительности сделки было отказано. В решении суд указал, что предъявляя вышеуказанный иск, истица действует не в интересах своего отца Г., 1929 года рождения, а в своих собственных интересах. Однако, согласно положениям статьи 177 ч.1 ГК РФ, истица не имеет права на предъявление указанного иска. Собственником спорного недвижимого имущества истица не является и она не может создавать собственнику какие-либо препятствия в пользовании данным имуществом. Право пользования истицы жилым домом является производным от права собственности, членом семьи Г. она в силу сложившихся неприязненных отношений и раздельного проживания также не является. Её право пользования спорным жилым домом, регистрация по указанному адресу, не могут служить в качестве обременения права собственности Г. на жилой дом и земельный участок. В случае открытия и принятия истицей наследства, истица не лишена возможности предъявить иск по основаниям ст. 177 ч.1 ГК РФ в качестве правопреемника.

В практике Авиастроительного районного суда имеется гражданское дело по иску Х. к Л. о признании сделки купли-продажи недвижимого имущества недействительной. Х. обратилась в суд с иском к Л. и просила суд признать недействительной сделку купли - продажи квартиры и применить последствия недействительности сделки, признать недействительной запись о регистрации права собственности и восстановить её право собственности на данную квартиру. Суд, сославшись на ч.1 ст.30 ГПК РФ, предусматривающую, что иски о правах на земельные участки, участки недр, здания, в том числе жилые и нежилые помещения, строения, сооружения, другие объекты, прочно связанные с землей, а также об освобождении имущества от ареста предъявляются в суд по месту нахождения этих объектов или арестованного имущества, п.3. ч.2 ст.33 ГПК РФ, согласно которой суд передаёт дело на рассмотрение другого суда, если при рассмотрении дела в данном суде выявилось, что оно было принято к производству с нарушением правил подсудности, пришел к выводу о том, что данное дело подсудно суду по месту нахождения объекта недвижимости, принято к производству Авиастроительного районного суда города Казани с нарушением правил об исключительной подсудности. Определением суда гражданское дело по иску Х. к Л. о признании сделки купли-продажи недвижимого имущества недействительной, применении последствий недействительности сделки было передано по подсудности в Приволжский районный суд города Казани.

Нередки случаи назначении экспертиз по делам о признании сделок недействительными. В ходе изучения гражданских дел, были установлены случаи назначения судом психиатрических и почерковедческих экспертиз.

В ходе изучения гражданских дел, были выявлены случаи прекращения производства по гражданскому делу в связи с заключением сторонами мирового соглашения. Например, Б обратился в суд с иском к И. о признании недействительным договора купли-продажи ½ доли жилого дома и земельного участка. В судебном заседании стороны и их представители заявили суду, что пришли к мировому соглашению и просили утвердить данное мировое соглашение. Условия мирового соглашения были оглашены в ходе судебного заседания. Сторонам были разъяснены последствия утверждения мирового соглашения и прекращения производства по делу, предусмотренные ст.ст.220, 221 ГПК РФ. Учитывая, что мировое соглашение, заключенное сторонами, не противоречит закону, совершено в интересах обеих сторон, выполнение ими условий мирового соглашения не нарушает интересов иных лиц, суд определил утвердить мировое соглашение, заключенное между Б. и И. Условия мирового соглашения изложены в определении суда.

При изучении гражданских дел было установлено, что имелись случаи когда при подаче иска в суд истцами уплачивалась госпошлина в соответствии с пп. 7 п. 1 ст. 4 Закона РФ «О государственной пошлине», в размере, предусмотренном для подачи исковых заявлений имущественного характера, не подлежащего оценке, а также исковых заявлений не имущественного характера. При этом судами не учитывалось, что признание сделки недействительной связано с устранением тех имущественных последствий, которые возникли в результате ее исполнения. Общим правилом является возврат сторон в то имущественное положение, которое имело место до исполнения недействительной сделки. Каждая из сторон обязана возвратить другой стороне все полученное по недействительной сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре - возместить его стоимость в деньгах.

Как правило, имущество оценивается на основе существующих рыночных цен на день предъявления иска. Если объектом оценки является недвижимое имущество, то цена иска не может быть ниже балансовой стоимости имущества.

Таким образом, судам при определении размера государственной пошлины необходимо было руководствоваться пп. 1 п. 1 ст. 4 Закона РФ «О государственной пошлине» и исходить из стоимости недвижимого имущества.

Анализируя судебную практику по рассмотрению указанной категории гражданских дел следует отметить, что отсутствуют случаи допущения волокиты при рассмотрении гражданских дел. Все дела рассмотрены с соблюдением сроков, предусмотренных гражданским процессуальным законодательством. Дела по искам о признании сделок недействительными рассмотрены качественно, с соблюдением норм процессуального и материального права.

Судья Авиастроительного

районного суда города Казани Г.В. Куханева

Источник: Авиастроительный районный суд г. Казани

Агентство недвижимости > Купить квартиру > Проверка квартиры > Обобщение судебной практики